Поцелуй под новый год читать

Поцелуй под новый год читать
Поцелуй под новый год читать

- Снег кружится, летает
летает и поземкою клубя-
- Заметает зима заметает,
все что было до тебя.
-На — на — на.. - на..
- на.. —на...

Звучала, лилалась песня, а тётя Люба, обняв меня за плечи, танцевала со мной, уткнувшись лицом мне в шею. Эта была её самая любимая песня и едва услышав её, она тут же млела от удовольствия и начинала сама её напевать, а голос у неё был очень красивый.

- На.. на... на... -на.. - Снег кружится, кружится, летает.

Пела тётя Люба повторяя слова песни, уткнувшись мне в шею и крепко обнимая меня за плечи, скрестив руки. Я сходил с ума от близости с маминой двоюродной сестрой, запах её духов, который шел от её волос, будоражил мое сознание. Я чуствовал её сиськи, её тело, с тёткой мы были одного роста, и прижимался лицом к её волосам, я вдыхал аромат её духов и тела.

Член у меня стоял колом, но я не стесняясь прижимался им к тётке, я был пьян от водки и от того что танцую и держу в своих обьятьях свою юношескую любовь, тётю Любу. Одета мамина сестра была в джинсовую курточку, под которой у нее была белая водолазка, плотно обтягивающия ее сиськи и джинсовую юбку, под юбкой у тётки были пододеты, тонкие чёрные трико. А на ногах у тёти Любы были одеты, белые импортные сапожки на небольшом каблуке, которые она зайдя к нам в квартиру не стала снимать, да и мать тоже была в коротких меховых полусапожках.

Сначала, танцуя с маминой сестрой, я держал её за талию, потом посмотрев как танцует мать с Витей, я увидел что этот Витя, в наглую положил свои руки маме на попу и потихоньку мнетее пухлые "булки" через юбку. Мать зимой не носила короткие юбки и на ней сейчас была одета, длинная черная юбка в обтяжку, жопа под ней у матери так и выпирала. Будь я на месте этого Вити, я бы тоже так поступил и мял бы тяжёлые мамины ягодицы, ведь так приятно наверное их мять.?

Член от вида того что при мне мнут жопу родной матери, у меня вообще стал как железный и я тоже положил свои ладони на попку тёти Любы и стал слегка мять ее через юбку. А мамина сестра, ничего мне не сказала, лишь сильнее уткнулась в шею и танцуя со мной напевала под нос слова песни, звучащей из радиолы возле окна.

- Снег, кружится летает, летает.. - И поземкою клубя -

- Заметает, зима -заметает.

Песня звучала из радиолы в этот волшебный зимний вечер, я легонько мял ладонями пухлую попку маминой сестры и посматривал на танцующию маму и её молодого ухажера, который вовсю мял её ягодицы. Наверное член у этого Виктора, стоял также как и у меня и он им упирался маме в животик и она его чувствовала? Пластинка кончилась и неугомонная тётушка потащила нас опять на кухню..

- Мальчики, девочки, пойдемте еще посидим?

- И по стопочке пропустим, я гульнуть сегодня хочу.

Тётя Люба, была явно в настроении и видно уже завелась. За столом сели опять как сидели, мать села с Виктором а я с ее сестрой.

- Ну Костя? - Давай продолжай банковать раз начал... Сказала мне тётка, убирая пустую бутылку водки со стола, в ведро под раковиной. Я опять налил полную стопку до краев тётушке, Виктору, мать закрыла свою стопку ладонью сверху, она знала меру, да ей уже хватало, она и так поддатая была сильно.

- А вот тебе хватит Костя. Мать забрала у меня стопку в которую я хотел налить себе водки..

- Не хватало чтобы ты завтра пошел с больной головой и с перегаром. - Да и мал ты еще по столько пить сынок. - А ты Люба прекращай моего мальчика спаивать. Сказала мать своей двоюродной сестре. - Да ладно тебе Свет, Костя уже у тебя взрозлый. И наклонившись к матери зашептала ей на ухо показывая глазами на меня. Мать слушала и пьяно хихикала, поглядывая в мою сторону.

Видно тётушка рассказывала ей, как я лапал её за жопу, когда мы танцевали и как у меня колом встал член и я прижимался им к ней. Мать не видела как я лапал её сестру за попу, она танцевала пьяно уткнувшись в плечо Виктору. - Ну ладно, только полстопочки. Мать протянула мне мою стопку, с любопытством смотря на меня. Видно сестра убедила ее что я уже не маленький и у меня между ног уже приличный аппарат имелся.

- И мне тогда немного налей сынок. Мать протянула мне свою стопку и я налил ей половинку.

- Ну давайте выпьем за вас женщины. - Чтобы вы всегда были у нас такие красивые как сейчас.

- Толкнул тост Виктор и при этом посмотрел на мою мать. Видно что этот Витя запал на маму Свету и старался всячески ей угодить. А мать любила когда ей вот так говорили комплименты и пьяно хихикнув тоже толкнула тост.

- И за вас мужиков, чтобы вы всегда любили нас женщин.

- Мы все дружно чекнулись, выпили закусили, кто чем, причем мать ухаживала за Виктором,подкладывая ему в тарелку закуски а её сестра за мной, положив мне еще картошки и котлет в тарелку. - Ешь Костя, так меньше запьянешь. Приговаривала тётя Люба, накладывая мне в тарелку еды а сама достала из своей сумки пачку "Мальборо" и ловко вышелкнув сигарету из пачки, прикурила от своей фирменой одноразовой зажигалки, изящно пустив длинную струю дыма к потолку. Причем курила тогда тётка только фирменные, настоящие американские Marlboro. Не советскую подделку кишеневской табачной фабрики, а настоящие американские сигареты, которые ей покупал в "Березке" один из её ебарей. Эти "Мальборо" тогда стоили очень дорого, где то 3-4 рубля за пачку, но тётя Люба могла себе позволитьподобную роскошь. Она была не замужем, детей у тётки не было, последствие неудачного аборта, врачи ей сказали что она больше никогда не сможет иметь детей.

Но тётку видно это не сильно растроило, замужество, дети, это обуза а двоюродная сестра моей мамы, любила жить красиво. Погулять и поблядовать с мужиками, причем меняла своих ухажеров как перчатки.

Про похождения моей распутной тётушки, говорил весь наш небольшой городишко. То Любу видели ночью на пляже сразу с двумя мужиками, то кто то увидел мою распутную тётю, голую в окне гостинницы. Вообще похождения тёти Любы, были любимой темой всех бабулек нашего городка. Которые сидели на лавочках возле домов и обмывали ей косточки.

- Ну всё, мне пора домой.

Тётка затушила сигарету в пепельнице, вернее то что от неё осталось, "мальборо" горели быстро не то что советские сигареты того времени, которые тухли сразу после того как их переставали курить.

Тётя встала и одернула юбку, смахивая с нее крошки от хлеба которые попали со стола. - Ну что кавалеры. - Проводите меня, а то я одна боюсь идти домой. - Тётя Люба обращалась ко мне и к Виктору, хотя я и один мог ее проводить до дома. Парень я был рослый и в то время в десятом классе занимался спортом, качался и боксовал, меня даже взрослые мужики побаивались.

- Конечно Любаш, проводим и заодно прогуляемся.

- Ответил за меня Виктор, он помог тёте Любе одеть шубку и стал одеваться сам. Я тоже по быстрому одел ботинки, накинул курточку и одел шапку, у меня тогда была большая собачья шапка, модная в то время, которая ценилась дороже чем кроличья. На улице было уже темно и морозно, снега практически не было, лишь небольшие снежинки кружились падали в вечернем небе. Мы метров двести прошли от нашего дома, когда Виктор вдруг остановился и сказал что ему нужно идти в гостинницу.

-- Я к себе пойду, мне завтра надо рано вствать.

- На автобус, в Москву поеду.

Сказал Виктор и свернул на улицу ведущию в гостинницу, которая к стати была недалеко от нашего дома.С нашего автовокзала ходил автобус на Москву "икарус" и отправлялся он рано утром часов в пять и вероятно этот Виктор пошел к себе в гостинницу спать чтобы утром встать пораньше на автобус. Подумал я и закурил сигарету, курить хотелось сильно а еще сильнее мне хотелось покурить перед тёткой, показать ей какой я уже стал взрослый.

- Ну ухажер, проводишь меня, не побоишся? - Спросила у меня тётя Люба беря под руку.

- Конечно тёть Люб, провожу вас до самого дома. - А я никого не боюсь в нашем городе.

Сказал я тётке, идя с ней по улице. Я действительно никого не боялся у себя в городке, любой шпане мог надавать по зубам, хотя времена тогда были тихие особенного бандитизма не было как сейчас. Жила тётя Люба на "Карьере" это самый край нашего городка, место глухое и малолюдное даже днем.

Свое название этот район нашего города, получил от каменного карьера где добывали щебень. Который был теперь давно заброшен а название осталось. Рядом с тёткиной "хрущевкой" было общежитие, где раньше селили рабочих которые работали на карьере. А сейчас из него сделали коммунальную общагу, и жили там одни маргиналы, уголовники, пьянь и бичи. Вообщем место не безопасное в тёмное время суток, могли запросто и дорогую шапку снять и грабануть.

Рядом городское кладбище и река, нет одной тёте Любе идти домой в вечернее время было небезопасно. Я шел рядом с тётей по заснеженой улице, освещенной редкими фонарями и оглядывался по сторонам. На этой улице жили несколько моих одноклассников, и мне дико хотелось чтобы они увидели как я иду под ручку с самой Любой. С самой красивой женщиной нашего городка и недоступной нам мальчишкам, но как нарочно улица была пустынна, хотя время еще было не поздние. Хоть плачь, вот невезуха думал я про себя идя под руку с маминой сестрой. Если я расскажу завтра в школе что шел под ручку с Любой провожая ее пьяную домой, то из ребят мне никто не поверит. Тётка шла держа меня под руку и то и дело прижимаясь ко мне, её сапожки скользили по снегу и она охала и ойкала прижимаясь, держась рукой за мою руку.

- Ой Костя, держи меня. - Блин, сейчас упаду. Говорила по дороге мне мамина сестра и шла по улице скользя своими сапожками, видно пьяную тётушку не держали ноги. На голове у тёти Любы был повязан, белый пуховый платок, который ей очень шел, тёмно коричневая шубка из мутона и белые сапожки на каблуке, делали мою тётушку неотразимой.

Я шел рядом и вспоминал как только что, когда мы танцевали у нас дома, я мял её пухлую жопу, прижимался вставшим как кол членом к её телу и чувствовал, сиськи через водолазку. Пока мы шли к дому вниз по улице, я думал что тётка пьяная и что её можно выебать, когда мы придем на место, то можно будет её попросить чтобы она мне дала. Но чем ближе мы с ней подходили к её дому, тем меньше у меня было уверености что я смогу спросить свою двоюродную тётю об том чтобы она дала мне засадить.

Зная острый язык маминой сестры, я боялся что тётя Люба меня покроет матом и еще засмеёт, или раскажет все матери как я просил её лечь со мной в постель. Хотя мать я не боялся, да и отца тоже, я уже вырос и мог послать их обоих куда подальше но все же мне было бы неудобно если бы тётка рассказала бы маме как я к ней приставал.

- Слушай Костя, давай зайдем ко мне? - По стопочке еще с тобой опрокинем. - Я выпить еще хочу, а одна я не пью. - Составь мне компанию племяш?

Сказала мне мамина сестра когда мы с ней подошли к ее двухэтажной "хрущевке" и потащила меня взяв за руку в подьезд, там было полутемно, лишь на втором этаже горела лампочка. Тётка шла по ступенькам держась за меня и за стенку, блин да она уже пьяная а если еще сейчас со мной выпьет, то вобще пьяна будет а баба пьяная пизда чужая, так вроде в народе говорят? Неужели я ей смогу засадить? От этих мыслей у меня случился бешеный стояк, пока мы шли с тётей к ее квартире.

- Блин, Кость, помоги? - Не могу открыть этот чёртов замок. Тёть Люба, чертыхаясь пыталась попасть ключем в замочную скаважину, но в подьезде было полутемно да и выпитая у нас дома водка давала о себе знать, руки плохо слушались тётю.. Я взял у нее ключ и сам открыл ее дверь, правда вставил ключ в замок с третьей попытки, у самого руки тряслись от возбуждения и от того что сейчас останусь один вечером с пьяной тётей в ее квартире.

- Ну все племяш,заходи.

Тётка хлопнула дверью и английский замок на двери защелкнулся, мы остались с ней вдовем в ее однокомнатной квартире. - Ну кавалер, поухаживай за своей тётей. Смеясь сказала мне мамина сестра, подняв ногу, как бы показывая мне чтобы я снял с нее сапоги.. Я быстро нагнулся и дрожащими от волненения пальцами, растегнул молнию на ее сапожке и аккуратно стянул его с ноги моей любимой тёти. Анологично проделал и со вторым ее сапожком, потом помог снять с нее ее шубку а платок она сама с себя сняла.

- Вот молодец заботливый какой.

Похвалила меня тётка и погладила меня по голове..

Прикосновение её пальцев к моим волосам, возбудило мое и без того возбужденное сознание. Я не удержался, взял её руку и поцеловал, рука у тёти Любы была маленькая и нежная с ярко накрашеными красным лаком ноготками.

- Ой ты смотри какой ласковый. Засмеялась тётя Люба, убирая свою руку от моих губ. - Ты что так всем женщинам руки целуешь ? Мамина сестра с усмешкой смотрела на меня, мы с ней стояли в тесной прихожей её однокомнатной квартиры, друг напротив друга, тётка включила бра на стене и прихожию озарял мягкий свет. - Да нет тёть Люб, только вам. - Вы такая красивая. Сказал я двоюродной сестре своей матери, стоя перед ней со стоявшим колом в штанах членом.

- Правда красивая ? Тётка опять стала гладить меня, но уже не по голове а по щеке.. - Правда, правда тёть Люб. - Вы очень, очень красивая.Я снова взял её руку и стал покрывать, поцелуями, от тётиной ладони пахло духами и дорогим табаком.

- Ну хватит, хватит племяш, разашелся? Тётка смеясь убрала руку и легонько хлопнула меня по лбу.. - Ты смотри на него? Петровна все говорила что у нее сын тихоня растет. - А он вот что вытворяет? - Не зря говорят в "тихом омуте, черти водятся"

Тётя Люба нагнулась доставая тапки из стелажа на полу в прихожей а мне глядя на ее пухлую попку в джинсовой юбке. Вдруг дико захотелось прижаться к ней своим стояком и просто прижать тётку к стене прихожей, задрать на ней водолазку и мять ее сиськи. Едва себя сдержал, будь я попьяней наверное так и сделал бы но пока мы шли по улице, пьянка у меня прошла.

- На вот, оденешь на ноги. - Они новые, для Толика покупала. - Но от их так ни разу не одел. - Не судьба видно. Тётка усмехнувшись при слове, не судьба, положила на пол большие мужские тапки а сама одела маленькие, розовые женские с бубончиками...

Толик был один из временных "мужей" тёти Любы, время от времени она влюблялась и приводила в свою однокомнатную квартиру сожителей, но правда они жили у тёти не долго. Как правило её любовь быстро проходила и тётя их быстренько выгоняла, обычно её сожители жили с ней пару месяцев не больше. Но Толик этот задержался у тёти Любы на целых полгода. Молодой симпатичный парень, прижился дома у моей безолаберной тетушки и у него были все основания задержаться дома у тёти Любы надолго. Тётка вроде как серьезно в этого Толика влюбилась, но парня подвела его пагубная страсть к карточной игре.

Толик был уголовником и заядлым картежником, но не особо удачливым в игре. Когда из квартиры тёти Любы, стали пропадать вещи, тётка выставила парня за дверь, а для ускорения процесса, и чтобы этот Толик забыл дорогу в ее квартиру. Подговорила своих ухажеров и они хорошенько накостыляли парню, подловив его вечером возле пивбара, где любил ошиваться сожитель тёти. Толик был парнем сметливым и исчез из нашего городка, по слухам его вроде посадили на очередной срок за кражу.

- Да раздевайся племяш не стесняйся, будь как дома. - И иди на кухню а я пойду переоденусь.

Сказала мне мамина двоюродная сестра и пошла в зал, закрыв за собой дверь. Я быстренько разделся, повесил куртку и шапку на вешалку, рядом с тётиной шубкой а ботинки засунул в стелаж для обуви, одел тапки бывшего ебаря тёти Любы и прошел на кухню. Вот уже три с половиной года прошло с тех пор когда я лазил к тёте в окно открывая ей дверь. И на кухне у неё ничего не изменилось за это время. Все те же зеленые с белыми цветочками, обои на стенах, небольшой кухни. Все тот же кухонный столик с покосившейся ножкой, таже газовая плита и старенький холодильник "Ока" все по прежнему, ничего не изменилось за эти годы.

К слову сказать тётя не обустраивала свою квартиру как моя мать, та ежегодно делала ремонт и обновляла обои и мебель. Не трогала только холодильник "Зил" который был незаменим из за своей вместительности и безупречной работы. Нет тётя Люба к этому не стремилась да и для кого ей красоту наводить в своей квартире, жила она одна, детей не было как и постоянного и хорошего мужа. Но в квартире у тёти все было убрано и чистенько, мамина сестра была опрятной и чистоплотной молодой женщиной, не смотря на свое легкое поведение. Переодевалась тётя недолго, я было хотел закурить но побоялся без спросу хозяйки, курить у неё дома.

Я у себя в квартире никогда не курил, да и вообще при матери и отце, тоже не курил, хотя они знали что я тайком покуриваю но уже не трогали меня. Я стал взрослым, десятый класс заканчивал, это раньше отец меня за курево лупил ремнем а сейчас я сам мог его хорошенько отлупить если он на меня бы полез.

Отец это понимал и побаивался меня трогать, ну а при маме я просто стеснялся курить. - Ну заждался племяш.?

Тётя Люба вышла из зала в коротком ситцевом халатике, с пояском. Халатик у тётушки был выше колен и сидел на ней очень плотно подчеркивая ее формы и оголяя стройные сексуальные ножки маминой сестры. - Да нет тёть Люб, вы быстро переоделись.

- Вы такая красивая в этом халате. Сказал я тётке, в наглую расматривая ее голые ноги и часть её ляжек, которые выглядывали из под халата. - Ой племяш, ну ты прям меня сегодня захвалил.Тётка подошла ко мне и потянула с меня свитер. - Снимай давай, ты у меня сегодня заночуешь. - Дома тебе делать нечего.

- Только помешаешь. - Глядя на мой вопросительный взгляд, тётка добавила, доставая из холодильника начатую бутылку с водкой и тарелку с нарезаной колбасой и сыром.

- Ты что думаешь этот Витя и в правду в гостинницу пошёл?

Мамина сестра вопросительно посмотрела на меня, разливая водку по рюмкам. - Ни куда он не пошел.

- А весь этот спектакль, вроде, поездки рано утром в Москву, он для тебя разыграл. - Тётка налила по полной рюмке и протянула одну мне. - Давай Костя выпьем. - У меня что то сегодня настроение есть напиться.

Тёть Люба, ловко опрокинула рюмку с водкой в рот и выпив, занюхала хлебом. - Ух хороша зараза. - Я последовал примеру тётушки и попытался также выпить водку одним глотком как она но у меня не получилось и я поперхнулся и закашлялся.

- Эх племяш, не стоило тебе за мной повторять как я пью? - Это с опытом приходит. - Тётка похлопала меня по спине и дала воды запить. - Так вот Костя слушай почему тебе сегодня нельзя домой приходить? - Мамина сестра положила мне в тарелку, колбасы с сыром и селедки.

- Закусывай племяш, разнасолов у меня нет. - Одна живу. - Тётя подкладывала мне в тарелку еду а я посматривал на вырез халатика у нее на груди, было видно край ее сисек и очевидно что халат тётушка одела на голое тело. И еще мне дико хотелось узнать дальше, почему мне нельзя сегодня ночевать дома. Хотя я уже догадывался почему?

Тётка словно читая мои мысли сказала. - Витя после того как ты пошел меня провожать. - Вернулся к вам домой. - И уже сейчас вероятно, засаживает твоей мамаше на кровати в её комнате. - Глядя на мой изумленный взгляд, мамина сестра засмеялась.

- Кость, ну ты уже не маленький, должен понимать что к чему? - Витя мой ебарь, просто я его твоей мамаше на ночь одолжила. - Отец то твой не ебёт её совсем. - А Петровна мне на работе жаловалась на боли внизу живота. - Это у неё от воздержания. - Не с кем бедняжке потрахаться. - Вот я и одолжила ей своего Витю на ночь. - Пусть он ей сегодня как следует пизду натрет. Мамина сестра похабно ухмыльнулась и посмотрев игриво на меня добавила.

- Только Костя, об этом никто не должен знать?

Тётя Люба сидела на против меня, в халатике на голое тело, в маленькой уютной кухоньке и я едва не касался ногой ее голых коленок, нагло выглядывающих из под халата..

- Ну что вы тёть Люб, об этом никто никогда не узнает. - Вы же знаете тёть Люб что я не болтун?

Сказал я маминой сестре а сам мысленно представил, что сейчас тёткин ухажер, пока мы с ней сидим на кухне в это время ебёт мою маму у неё в спальне. Кровать скрипит, мама стонет а Витя вовсю ей засаживает и мнет её толстую жопу.. Я вспомнил как я в детстве слышал, как размерено скрипела кровать в маминой спальне по ночам.

Тогда они с отцом молодые были и он ее ебал ночами. А сейчас кровать в маминой спальне, скрипит уже от того, что маму Свету, ебёт уже чужой мужик. Отец сам виноват, раз не трахал мать так его место занял молодой ёбарь.

Эх как бы я сейчас хотел бы оказаться на месте этого Вити у себя дома в маминой спальне. Уж я то точно как следует натер бы маме письку, чтобы у нее не болел от недоеба низ живота, как сказала тётя.

- Знаю, знаю племяш что ты не болтун. - Петровна говорила что ты как партизан.- От тебя слова лишнего не добьешся.Тётка засмеялась и вдруг встав со своего стула, уселась мне на колени, обвив руками меня за шею, давя своей пухлой попкой мой стояк. - Вот племяш, ты сегодня будешь за свою маму отрабатывать. - Думаешь я задаром ей своего Витю отдала? - А сама одна в постели спать буду?

- Голос тёти Любы, вдруг изменился, стал хрипловатым и возбужденным. Я сидел и не знал что ей ответить, меня словно парализовало от того что сейчас тётка сидела у меня на коленях и предлагала лечь с ней в постель.

- Ты у меня племяш, мальчик еще?

Мамина сестра посмотрела мне в глаза и поняв без слов что я еще девственник. Засмеялась и поцеловала меня в губы, целовала тётка в засос, одной рукой обняв меня за шею а другой гладила мои волосы на голове. От тёткиного поцелуя у меня кружилась голова, я первый раз вот так целовался с женщиной, да и с девчонками, я раньше толком не целовался а в засос как меня сейчас целует тётя и подавно не целовался. От губ маминой сестры пахло водкой, помадой и табаком, целовала меня тётя Люба с открытыми глазами, я раньше видел в фильмах как целуются и женщины при этом закрывают свои глаза.

Нет мамина сестра целуя меня в засос, вовсю смотрела на меня своими синими с поволокой глазами, а меня словно парализовало от неожиданости. Я лишь слегка приобнял тётку и не отвечал на её поцелуй, хотя стояк у меня стал каменным и мамина сестра сидела попкой прямо на моем члене.

- Ну что ты как не родной? - Тётя Люба оторвалась от моих губ, тяжело дыша. - Не надо меня бояться Костя.

Тётка взяла мою руку и положила ее к себе в вырез халата.. Как я и предпологал, он был у неё одет на голое тело, груди тёти были голые без лифчика. Оцепенение с меня тут же спало и я сам поцеловал мамину сестру в губы и стал мять её голые сиськи а они у тёти были молодые и совсем не отвислые.



Поцелуй под новый год читать

Поцелуй под новый год читать

Поцелуй под новый год читать

Поцелуй под новый год читать

Поцелуй под новый год читать

Поцелуй под новый год читать

Поцелуй под новый год читать

Поцелуй под новый год читать